Антон Мамонтов
33 года, ампутация ног

Инвалидность – особенность, которая часто наделяет ее владельцев в глазах общественности чуть ли не святостью. Прохожие скорбно склоняют головы, отводят глаза в безмолвном сочувствии. «Ах, бедный. Натерпелся». Иногда даже пытаются предложить милостыню человеку – который просто ехал по своим делам.


Первое, что нужно знать об инвалидах – они не нуждаются в жалости. Помощь, конструктив – пожалуйста. Но не жалость.
Второе – люди с инвалидностью – такие же люди. В них есть плохое и хорошее. Как и во всех.


Сказать, что Антон Мамонтов не ангел – это мягко сказать. Брутальный альфа-самец, плут, повеса, расхититель сердец. Кто угодно, но только не обиженный жизнью калека. С его отрицательным обаянием, он сам легко обидит кого угодно, если захочет.

 

«Нужно понимать, в каком районе я вырос. Бэкграунд «Синих камней» в Екатеринбурге сам по себе закаляет раз и навсегда. Классическая компания молодых парней «оторви и брось» - гопников, если без прелюдий. В такой среде каждый второй сидел, каждый третий – употреблял. Плюс, жили в районе железнодорожных путей – кто без пальцев, кто без ноги.

Так и я. Сел на рельсы, что называется, подумать о жизни. Был под шофе. Ноги перерезало в районе коленей. Мне было 16.

«Я выжил», – моя первая мысль. Мысль, которая тянет меня до сих пор.
Каким-то чудом у меня даже депрессии не было. Просто начал жить дальше – с учетом новых обстоятельств.

Есть такая типичная уральская фраза: «Вывози эту коляску». Она про меня.

 


Самым сложным было – привыкнуть к вниманию людей на улице. 2 года привыкал. Хуже этих сочувственных взглядов – только бестактные вопросы типа: «А ТЫ СЛУЖИЛ?» или «У тебя хоть баба-то есть?». Но это особенность нашего менталитета. Заграницей таких проблем нет – все очень дружелюбно, никто не обращает на тебя лишнего внимания, ты – полноценный член общества.

Протезы предлагали сразу. Но протезы от государства – это такая куча кожаных ремней, передавливающих все. Очень больно, очень неудобно, тянет спину. Решил отказаться. Слишком было тяжело. Да и лень.

6 лет передвигался в инвалидном кресле. Все изменил мой тренер по пауэрлифтингу. Анатолий Николаевич. Он запретил мне приезжать на тренировки на коляске – только приходить на протезах. Привыкал долго. Но зато, в результате, достиг звания мастер спорта.

Сегодня в основном хожу на протезах. Дома – на коляске.

Мне настолько нравится мое нынешнее окружение и то, как я живу сейчас – что, пожалуй, я ничего бы не менял.

 

Вот уже 7 лет я работаю диджеем. Это творчество, новые знакомства и кайф от того, что ты работаешь тем, кем хочешь, а не кем вынужден.
Инвалидность также свела меня с инклюзивным театром Ларисы Абашевой ORA. Теперь играю на сцене, открываю себя с новой стороны. Это удивительный опыт.

Особенно – для простого парня «с синих камней».
 

*Подготовлено при поддержке АВЦ победителей Всероссийского конкурса «Доброволец России-2019».

Tel:

+7 (953) 044 40 51

Address:

Yekaterinburg, Russia

Museum of architecture and design

© 2017 «Hidden Beauty».