Наталия Преснякова
23 года, онкология

«Год назад у меня увеличились лимфоузлы, я пошла к врачу и узнала о том, что у меня рак – рак носоглотки с метастазами в лимфоузлы, 4 стадия.

Первые дни я просто ревела и была в ужасе. Я не понимала за что мне это, почему случилось именно со мной.

Всего за год до того, как я узнала о заболевании я вышла из депрессии, от которой лечилась 4 года, и мне казалось: «Как же это несправедливо – только выздороветь, выйти замуж, обрести счастье – и тут такое». Я чувствовала себя полной неудачницей.

 

Волосы выпали через 2 недели после химиотерапии. Свое первое лечение я проходила летом, и мне было очень жарко. Парик – душная штука, в которой ты себя чувствуешь, как в огромной меховой шапке. Иногда поднимается давление, и ты думаешь – нет, я либо сниму его сейчас, либо упаду в обморок. Ты снимаешь его, видишь, как люди вокруг тебя ходят и тыкают пальцами, и думаешь: «Боже, я уродлива».

 

В конце концов, наступает момент, когда ты примиряешься со своей болезнью. Ты перестаешь воспринимать себя как больного и умирающего. Ты не пытаешься как-то цепляться за мысль о том, что «а может это не рак, а может все как-то по-другому?». Нет, я болею, я лечусь – всё.

 

Ты принимаешь себя таким, какой ты есть: да, у тебя отекло лицо от преднизолона, да, ты теперь лысый, да, ты теперь без бровей и без ресниц – но ты ЖИВОЙ. И вот ты понимаешь это – и отношение ко всему меняется.

 

Когда заканчиваются определенные стадии принятия, остается только лечиться и наслаждаться каждым днем. Какое-то время я просыпалась по утрам и думала: «Боже, как классно – я проснулась!». Я могла умереть во сне от того, что началось внутреннее кровотечение на фоне пониженных от химиотерапии тромбоцитов.   Могла умереть от последствий химии, от удара по нервной системе – но я живу, я здесь, я дышу – и прекрасно себя чувствую.

 

Очень часто люди тушуются, узнав о моем диагнозе: «Прости, пожалуйста  – для тебя, наверное, это личное». Но нет, я наоборот стараюсь говорить об этом открыто, потому что хочу немного изменить это отношение в обществе к раку, как к АПОКАЛИПСИССУ.

 

Я знаю людей, которые говорили: «Я бы покончил с собой, если бы узнал такой диагноз». И это ведь ужасно – человек, имеющий все шансы на выздоровление, скинулся бы с шестнадцатого этажа, просто узнав о том, что у него рак. Это отношение – неправильное. Сейчас очень многим помогают.

 

Я не считаю, что когда у тебя есть какая-то проблема – ее стоит обесценивать словами в духе: «А вот ты посмотри, у этой все было еще хуже и ничего, она же не ныла».

Мне многие говорили: «Да ладно, что ты, у тебя какая-то болячка в горле, а вот есть люди, у которых РАК КОСТЕЙ – вот это еще хуже лечится». Я не считаю, что то, что у кого-то еще все хуже, чем у тебя, делает твои проблемы менее значимыми. Если кому-то помогает пример чужих людей – это здорово.

Но всем ноющим прямо сейчас я хочу сказать: любое накопление негатива несет последующий негативный след в твоей жизни. Когда ты очень долго накапливаешь в себе что-то – это сказывается на твоей психике, и потом может сказаться на твоем здоровье. Лучше стараться как-то выходить из этого до того, как это повлечет за собой плохие последствия.

 

Сейчас я радуюсь любой погоде. Я смотрю вокруг – и люди вокруг меня прекрасны, здания – прекрасны, собаки, пробегающие мимо – прекрасны. Это удивительно. И ты как будто знакомишься со всем этим первый раз, наслаждаешься каждым моментом своей жизни».

 

© 2017 «Hidden Beauty».

Tel:

+7 (953) 044 40 51

Address:

Yekaterinburg, Russia

Museum of architecture and design