Никита Устьянцев
20 лет, нарушение опорно-двигательного аппарата

«Сразу после родов выяснилось, что у меня не двигается правая нога. Врачи решили простимулировать меня электрофорезом, а в итоге простимулировали опухоль, которая находилась на тот момент в спинном мозге. Из-за этой процедуры она мгновенно увеличилась. У меня отказали обе ноги – импульсы от головного мозга просто перестали доходить до ног, опухоль все перекрыла.

 

Родителям сказали: «Можете пойти на химиотерапию – но тогда, скорее всего, ребенок умрет. Либо живите так, с этим уже ничего не сделать».

Все эти годы опухоль росла вместе со мной и «съела» 2 позвонка в спине. Ноги из-за отсутствия движения никак не развиваются.

 

У меня нет какой-либо обиды на жизнь, чувства обделенности. Я родился и вырос таким – так что я как жил, так и живу. Для меня все стабильно. Я к своему положению давно привык, поэтому никакого психологического дискомфорта повседневная жизнь у меня не вызывает.

 

Страшнее, когда теряешь возможность ходить вследствие аварии, например. Это очень тяжело морально.

 

Благодаря тому, что я учился в классе с обычными детьми, я никогда не чувствовал себя инвалидом. В детстве вообще не задумывался о том, что я чем-то отличаюсь от сверстников. Поэтому меня шокировало, когда ко мне могли, например, подойти на улице и разложить у меня на коленях мелочь без всякого предупреждения. Я не понимал, что все это значит.

 

У нас в обществе принято считать, что если ты инвалид – значит обязательно нищий, и возможно – еще и плохо соображающий. Это выбивает из колеи. С моей головой все в полном порядке. 

 

Кого-то мое появление раздражает – многих представителей сферы услуг, например, когда становится ясно, что я потребую дополнительных усилий с их стороны в плане сервиса.

 

Бывают и нелепые случаи. Помню, как однажды пришел с друзьями в один популярный в городе торговый центр, мы начали сдавать куртки, а мою гардеробщица наотрез отказалась принимать, сказав, что мне это без надобности и я могу повесить свою куртку на спинку своего инвалидного кресла. «Ты мне тут права не качай» - последнее, что она сказала в этой должности.  Дело дошло до администрации и ее моментально уволили.

Жалость и желание помочь бывает излишним и даже навязчивым. Многие люди настолько озабочены помощью, что не удосуживаются спросить, нужна ли мне она. Прежде чем брать в охапку инвалида и переводить его через дорогу/поднимать по лестнице – убедитесь, что ему это необходимо. Ты можешь просто стоять на перекрестке и ждать друга – а тебя уже везут в неизвестном направлении. 

 

Обычные люди не задумываются о том, как им дойти до магазина – а я постоянно простраиваю в голове пути, маршруты, по которым мне будет удобно проехать. 

Мне повезло, что у меня не было гипер-опеки со стороны родителей – как это бывает довольно часто. Держать ребенка в тепличных условиях – ошибка. Когда-то вылезти из этого кокона все равно придется, родители не смогут быть рядом вечно. 

Нужно привыкать к самостоятельности.

 

Главное – не увлекаться самокопанием. Очень легко уйти в жаление себя. Я не задаюсь вопросом: «почему?». Бог не посылает непосильных испытаний. Если трудности появляются – значит, их можно преодолеть.

Я – счастливый человек. У меня есть родители, которые меня любят, друзья, которые меня поддерживают.
И это перекрывает все существующие сложности».

© 2017 «Hidden Beauty».

Tel:

+7 (953) 044 40 51

Address:

Yekaterinburg, Russia

Museum of architecture and design