Валентина Куклина
6 лет, алопеция

«Все началось, когда Валя стала ходить в садик, а я – на работу. Я работала до восьми вечера, Валю забирал папа, отвозил к бабушке и ехал дальше работать. Мы почти не виделись.

 

Через месяц она заболела ветрянкой, и появился первый очаг. Еще через два месяца я поменяла работу, и мы начали бесконечные походы по врачам. 

 

Из-за своей особенности Валя переживает: иногда очень, а иногда совсем не вспоминает. Она не хочет появляться в людных местах без шапки, потому что кто-то может засмеяться. Взрослые в основном стараются смотреть украдкой, дети смотрят открыто и они всегда спрашивают своих взрослых: «а что это вон с той девочкой?». Если рядом нет взрослых, то группа детей может посмеяться.

 

А вот с друзьями-знакомыми таких проблем нет. Им все равно, алопеция или нет. Они просто не думают об этом, как о проблеме. У Вали много друзей и очень дружная группа в садике. 

 

Не существует универсального средства от алопеции. Волосы могут вернуться в полном объеме сами по себе, и нет никакой закономерности в связи с проводимым лечением.

 

Валя надеется, что у нее вырастут волосы. Я знаю, что шансы очень невелики, и просто хочу, чтобы в ее жизни было больше радости. Очень волнуюсь за школу, ведь там дети могут быть очень злыми – но будем решать проблемы по мере их поступления.

 

Хочется, чтобы больше людей знали об алопеции и не воспринимали отсутствие волос как нечто из ряда вон выходящее. Просто она существует».

 

 (Лизавета Игнатьева, мама Вали).

 

© 2017 «Hidden Beauty».

Tel:

+7 (953) 044 40 51

Address:

Yekaterinburg, Russia

Museum of architecture and design